Перевести страницу

МУК "МУЗЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ МАЛАХОВКА" 

Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

Часы посещения: вторник - суббота, 11:00 - 17:00. 

Экскурсия: Музей-Быково-Транзит

В воздухе уже что называется, витало ожидание. Экскурсия неминуемо приближалась магическими словами, бродящими беззвучно, как заблудившиеся ангелы наших устремлений: Быково, Дворец, Ротонда…

Автобус. Едем. Дарья Валерьевна говорит в микрофон, подготавливая к встрече с Прекрасным. «Быково – это село, а дачный поселок он потом появился при железнодорожной станции». Водитель не без сноровки (учитывая габариты большого автобуса) находит нужный проезд. Совершаем высадку. Первая опорная точка нашего пути – Храм Владимирской иконы Богородицы. Да, тот самый, спроектированный Баженовым, впитавший большое стилевое многообразие, но представляющий собой столь мощное единство, что захватывает дух. Воздействие велико настолько, что приходится смотреть за группой, которая обнаруживает свою опережающую события любознательность. Пытаемся собрать всех в единый познавательный кулак, что осложняется знакомством с этим удивительным местом. Многие здесь впервые! Сыпятся вопросы: «а попадем ли в Храм, открыто ли, запустят ли нас» - и прочие. Проверка микрофона, и вот вещание продолжено. Встречаем служащую при Храме женщину, она приглашает внести пожертвование, в основном все с охотой совершаем. И начинаем экспедицию вокруг. Кто был здесь – поймет нас. Кто не был – придет. Объем Храма будто схвачен полетом византийской мысли – широты священного круга вечности, заключенной в удивление временного (овал). И неудержимо устремлен ввысь готическими шпилями, точно копьем сотника Лонгина прямо в Небо. Предыстория этого стилевого решения такова. «В. И. Баженов, прибывший в Париж осенью 1760 года, имел возможность познакомиться в академических кругах с основополагающим классицистическим литературным трактатом аббата М. – А. Ложье «Эссе об архитектуре», опубликованным незадолго до этого и широко обсуждавшемся профессионалами и любителями искусств. Значительная часть этого трактата была посвящена теории церковной архитектуры. Время пребывания В. И. Баженова во Франции совпадает с активной лекционной деятельностью М – А. Ложье, с выступлениями его критиков и воплощением его идей в постройках ведущих архитекторов.

При единовременном восприятии фасада и интерьера центральной части быковской церкви, становится ясно, что здесь самым тщательным образом воспроизведена с позиций классицистической теории крестово-купольная система древнерусского четырёхстолпного храма. Именно это побудило автора вознести параболический купол на высокий световой барабан и придать последнему наименьший возможный диаметр, в чём тоже состоит значительное отличие этой церкви от барочных и классицистических как западноевропейских, так и русских храмов. Окна же в барабане намеренно узкие «готические», но напоминают они не витражи соборов Франции, а тонкие световые проёмы раннемосковских храмов (белокаменных, как и быковская церковь).

Здесь была замыслена белокаменная церковь. Отчего усилились ассоциации церкви в Быково с французской готикой, но и возникли художественные и исторические связи с белокаменными древними святынями Москвы и Владимира, которые, конечно, должны были ощущаться греко(византийско)-готическими. Посвящение же церкви в Быково Владимирской иконе Божией Матери должно было вызывать мысли о преемственности русской духовности, культуры и государственности Древнего Киева, Владимира и Москвы.

Обратившись к общему статистическому замыслу быковской церкви, можно обнаружить, что в намеренно «готическую» оболочку национальной русской архитектуры заключён интерьер в лучшем «греческом вкусе», организованный в соответствии новейшим достижениям теоретической мысли Просвещения, с ориентацией на раннехристианские и преемственные имвизантийские образцы.

В храме находится чтимый мироточивый список Владимирской иконы Божией Матери». (И. Е. Путятин, «Архитектор Баженов в Жуковском»).

Осторожно обходим это архитектурное и священное величие. Некоторые барельефы, схожие с подобными на Храме Покрова на Нерли, вызывают споры. Большинство наших гостей женщины, поэтому реагируют очень эмоционально. Кто же это, что за животные – лев или телец, и там выше что. Вспоминаем священных животных (орел телец и лев) и всматриваясь в высоту находим их.

Затем обсуждаем иные: лица – мужское и женское на стене и не так высоко. Но кто они? Или небесные покровители владельцев (создателей)? Одна из экскурсанток говорит, что второе лицо мужское – настолько сурово. Но тут же другая парирует: «это же Мария Египетская от того, суровое, а второе видимо апостол Петр». Склоняемся к версии небесных покровителей. Кстати, нижний Храм был расписан на пожертвование некоего Петра Карпова из сего прихода, уроженца дер. Вереи.

Запомнился волшебный белый камень. Оказывается, как поведала нам экскурсовод, он способен меняться в зависимости от погоды, принимать разные оттенки (от легкого пурпура до сиренево-серого с попеременными бликами от солнечно-белого до белесого). То есть камень играет! Такое ощущение, что не сама широкая огибающая овал Храма лестница ведет вверх, но камень, точно живой пластикой, и строгими линиями зовет трагическим перевоплощением к божественному разуму, откровению, неведомому смыслу.

Находим выход, идем переполненные впечатлением. Тут же рядом, дом ключника. Останавливаемся перед ним, слушаем увлекательный рассказ. Экскурсовод, всегда рядом, не оставляет ни на минуту, ну может быть на пол, дабы улеглось полученное, а переполненное гармонично распределилось.

Затем, мимо домов аккуратно подходим к входу в Парк. Тянемся цепочкой, но идем бодро, обсуждая увиденное и предстоящее. Вход довольно оригинален, крутящаяся железная пустотная дверь как раньше на проходных или каруселька на детских площадках. Причем войти не просто, она узка, что навевает нам обращение к известному: «между Сциллой и Харибдой» и «входите узкими Вратами». Протискиваемся. Лесная тропа уводит вдоль пруда, особый воздух снимает остатки усталости. Иногда встречаются рыбаки, следящие за поплавками и неохотно вступающие в беседу, обгоняют велосипедисты, идут навстречу прохожие. Но все здесь по-особому – и время и место. Ожидание подводит до самого верха, казалось, мы улетаем и вот – показалась она, Ротонда! Та, самая островная, круглая башня беседка, словно проросшая сквозь пруд сказка, вынырнувшая из далеких глубин, отозвалась в душе чем-то близким как детское солнце и далеким как туман времени. И что же, перед такой красотой символично отказывает техника – в фотоаппарате кончилась зарядка (видимо, сберегая ресурс восприятия). Обходим Ротонду с другой стороны и как бы прощаясь, покидаем пруд. Впереди возвышенность, впереди Дворец. Объективности ради, внесем еще одну историческую справку:«В XIX веке владельцами усадьбы Быково (позднее она называлась Марьино) были Воронцовы-Дашковы. При графе Иване Илларионовиче Воронцове-Дашкове (1790 – 1854), действительном тайном советнике, обер-церемониймейстере, члене Государственного совета, вице-президенте Капитула Российских орденов, кавалере высшего российского ордена – св. Андрея Первозванного, был построен на фундаменте баженовского дома ныне существующий Дворец по проекту архитектора Симона де Бернара. На высокой башне находились солнечные часы. И в наше время дворец частично сохранил свою внутреннюю отделку. Дворец был окончен строительством в 1856 году, уже после смерти графа Ивана Илларионовича. Тот же архитектор выстроил въезд; в усадьбу, оранжерею (перестроена в советское время), скотный двор, кухню, швейцарскую ферму (постройки не сохранились), службы» (И. Е. Путятин, «Архитектор Баженов в Жуковском).

Нам не попасть – мы знаем это, предупредительный экскурсовод ничего не упустит. Вход только для избранных, но и снаружи это стоит увидеть. Он прячется за деревьями, и открывается вдруг ступенями, вросшими в землю. Выглядывает, но становится не по себе. Он огромен. И неописуем. И находится на возвышенности, устроенной так специально, с помощью земли от выкопанного пруда. Дворец стоит как каменная причудливая птица - точно не мы, а он смотрит на нас.

Прощаемся. И все же, еще немного истории… Все эти сооружения относятся к одному времени постройки – с 1783 по 1789 годы. Завершал строительство преемник В.И. Баженова, М.Ф. Козаков. А началось все с того, что Баженов, вернувшись в Россию из Франции за счет своего уникального опыта и взгляда на архитектуру, был в 1768 году приглашен императрицей Екатериной II ко двору, где за ним закреплялось ведущее слово в этой области. А подоплека сего такова: Екатерина задумала реконструкцию Москвы – и начать ее с Кремля, дабы создать комплекс сооружений, превосходящий все подобное к тому времени в Европе и Петербурге. За что с огненным усердием и принялся гениальный зодчий, в процессе открывая секреты русского стиля сложения и вплетая их в совершенно для нас новое, почерпнутое европейско-византийское. Так родилось совершенно особое российское направление в архитектуре эпохи классицизма – «русская готика». Именно в этом духе Екатерина желала видеть все свои загородные резиденции. А поскольку начальником Баженова был Измайлов, то он и заказал ему строительство своей усадьбы. Напомним, что в 1762 году «Московского уезда» село Быково с деревней Коломец было пожертвовано императором Петром III графу Михаилу Михайловичу Измайлову.


Фотографии с экскурсии: http://malmuseum.ru/photoalbums/237688



Нет комментариев Добавить комментарий