Перевести страницу

МУК "МУЗЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ МАЛАХОВКА" 

Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

Часы посещения: вторник - суббота, 11:00 - 17:00. 

Персоналии революции и контрреволюции в истории Малаховки

Историю дачного посёлка Малаховка принято начинать с 1880 года – с момента открытия остановочного пункта. В 1902 году землю к югу от железной дороги у англичанина Аллея приобрел писатель Николай Дмитриевич Телешов, организатор знаменитого литературного кружка «Среда», в который входили наиболее видные писатели реалистического направления литературы Серебряного века: Л. Андреев, И. Бунин, В. Вересаев, М. Горький, А. Куприн и др. Супруга Николая Дмитриевича – Елена Андреевна (урождённая Карзинкина) – была талантливой художницей. В 1908 году по инициативе доктора М. С. Леоненко и при непосредственном участии Н. Д. и Е. А. Телешовых началось строительство первой в России гимназии совместного обучения мальчиков и девочек.

Владельцами северной Малаховки были братья П. А. и С. А. Соколовы. На их земле была построена и освящена в 1902 году церковь Петра и Павла. С. А. Соколов писал стихи под псевдонимом Сергей Кречетов и организовал в 1903 году издательство «Гриф», в котором печатались сборники стихов А. А. Блока, В. Ф. Ходасевича, И. Ф. Анненского и других представителей литературы символизма. Жена Соколова-Кречетова, Нина Петровская, послужила прототипом главной героини романа В. Я. Брюсова «Огненный ангел».)

 


Малаховка начала ХХ века была весьма благоустроенным и привлекательным местом отдыха. Многое здесь привлекало городских жителей – природа, культурный климат, а особый акцент придавал феномен культурной жизни – Малаховский Летний театр. Фотографии, документы, воспоминания, раскрывающие жизнь дореволюционной Малаховки, не оставляют сомнений – перед нами яркое проявление эпохи, получившей название Серебряного века… Во все времена Малаховка привлекала и привлекает по сей день неординарных и творческих людей. Но её дачный «золотой век» длился недолго и ушёл в прошлое с 1917 годом.

Социальный состав дачников был неоднородным, но, как правило, это были, конечно, довольно обеспеченные люди. На 1917 год в посёлке было много крупных собственников. Поэтому для многих революция обернулась конфискацией «лишних» дач и изъятием вещей:


  • «В Томил.-Малах. Пос. Совет. Московский уездный Совет разрешает Вам произвести конфискацию дачи Кравеца в посёлке Малаховка для Малаховского Культурно-Просветительного общества. Ноябрь 1918 г. Председатель совета. № 1087 (913)».
  • «Временный Исполнительный Комитет Коммуны Литературной Молодёжи для всестороннего развития (КомЛитМолРаз) просит разрешения занять дачу Коржева в Краскове, на обрыве, и выдать ордер. Председатель Временного ... Коммуны 3 мая 1919 г. Резолюция: выдать ордер 14 мая 1919. Волков».
  • «Акт 3 1918 г. дел. 9. Мы, нижеподписавшиеся, прибыли во владение гражд. Устрищева кварт. 3 по Невскому пр. Конфискованы: стенные часы – 1 шт., картина рама багетная – 1 шт., картина рама багетная – 1 шт., картина рама багетная – 1 шт., картина рама металлическая – 1 шт., картина рама металлическая – 1 шт., картин маленьких – 3 шт., ковёр большой – 1 шт.».
  • «Александру Леонидовичу Шнейдеру. Здесь. Сим Совет Вас извещает, что Вам разрешено занять дачу б. Телешева с находящейся в ней обстановкой. Председатель (подпись неразборчива). Секретарь (подпись неразборчива) март 1919 г.». (А. Л. Шнейдер – председатель Малаховского Поссовета)
  • «Акт № 77. Опись имущества конфискованной дачи Н. Д. Телешова: кушетка старая – 2, стол круглый – 1, диван – 1, столов простых – 3, шкаф-комод – 1, шкаф стеклянный – 1, стульев мягких – 3, столов террасных – 2. 4 апр. 1919 г. Член Совета Волков».
  • «Акт № 48. Опись имущества ещё одной конфискованной дачи Телешова: комод – 1, шкаф-комод – 1, стол дубовый – 1, детская коляска – 1, плетёное кресло – 1, умывальник старый мраморный – 1. Член Совета Волков».


В 1917 году для дачников ввели обязательную прописку. Движение по Московско-Казанской железной дороге было ограничено: «Для сведения живущих на даче. Билеты с 9-го сентября сего года включительно на дачные поезда будут выдаваться только по предъявлению от районных Советов в том, что лицо, требующее билетов, действительно имеет жительство на даче. Едущие же по делам не живущие на даче должны иметь удостоверение от делового Комитета с указанием цели вызванной поездки на М.К.Ж.Д. 26 сентября 1918 г. военный комиссар».

Многие бывшие дачевладельцы потеряли источник дохода и переживали не лучшие времена, да и вообще каждый старался заработать, как мог, но эти способы заработка не всегда приветствовались властями: «На основании приказа Народных Комиссаров предписывается всем гражданам не производить продажу молодого картофеля в пределах Люберецкого района (вплоть до 15 августа) <…> п. 3. Всем поселковым исполкомам и милиции предписывается лиц, торгующих молодым картофелем, задерживать и заключать под арест, картофель же конфисковывать. Председатель Люберецкого раб. Сов. Депут. 1 август 1918 г. № 207».

«Протокол № 10. Слушали: О замеченной продаже мебели гражд. Орловским гр. Букину крест. д. Мотяково за 3 мешка картофеля. Постановили: В виду того, что это явление незаконно, Совет постановил мебель отобрать и поместить её в прокатный склад, картофель поместить в здание Совета впредь до распоряжения Ухтомского продовольственного отдела. 1919 г. февраля 19 дня председатель А. Л. Шнейдер и члены Совета».

Тогда же власти уже озаботились переименованием улиц: «В посёлок Малаховка. Настоящим районный Люберецкий Перовский Совет предлагает Вам срочно предоставить список улиц в посёлке Вашего р-на и желательно их переименование, каких именно и как, а так же дать список жертв, пострадавших и убитых в 1905 г. и октябрь-ноябрьском перевороте. 3 окт. 1918 г. № 1168 Люб.-Перовский район. Совет». Но в 1918 году до переименований дело ещё не дошло, а позже, в 1920-е, Телешовское шоссе стало Шоссейной улицей, Покровский проспект – Республиканской улицей, Пионерская – Луговой, Широкая просека – улицей Комсомольской, Плоховской проезд – улицей Февральской, Соколовская – улицей Свердлова, Петропавловская – Советской, Ильинский проспект – улицей Будённого (ныне ул. Щорса)… Название местности Змеёвка – по пустоши Поворово (позже Ворово-Змеёво), принадлежавшей во второй половине XVIII века гофмаршалу императорского двора М. М. Измайлову – превратилось в «Красную Змеёвку». И сейчас эти и другие улицы хорошо известны малаховцам.

Однако видные революционеры были и среди жителей Малаховки. У Кремлёвской стены похоронена Анна Николаевна Халдина (1902 – 1919), дочь купца Н. Н. Халдина, чей магазин находился на том месте, где сейчас КДЦ «Союз». Увлечённая революционными идеями, в 1917 году девушка порвала с семьёй и уехала в Москву. С ноября 1918 года Анна работала в агитационном отделе Моссовета, в начале 1919 года переведена в Московский комитет РКП(б). В «Красной книге ВЧК» Анне Халдиной дана такая характеристика: «Аня из буржуазной среды. Революция застала её почти ребёнком на институтской скамье. Чуткая и отзывчивая, она с жадностью глотала слова о великой борьбе рабочего класса, исходившие из уст одного из её учителей, вместе с ней погибшего, тов. Кропотова. Революционные события захватили её, она по ночам стала читать марксистскую литературу. Всё больше и больше начинает она тяготиться домашней обстановкой. Разногласия на политической почве начинают принимать всё более резкий характер, и она, 16-летняя девочка, воспитанная няньками и мамками, не приученная ни к какому труду, уходит из дому. Последний год она буквально голодала, но никто никогда не слыхал от неё ни одной жалобы. «Величайшим для меня огорчением было бы умереть просто, по-мещански. Уж если погибать, так в революционной борьбе», – нередко говорила она. Её желание сбылось: она погибла на своём революционном посту».Погибла Анна Халдина в возрасте 17 лет – при взрыве в Леонтьевском переулке 25 сентября 1919 года: в помещение партийного актива были брошены две бомбы. Расследованием теракта занималась ВЧК; 2 террориста были убиты при задержании, 8 – признаны виновными и казнены, 7 были окружены чекистами на даче в Красково и совершили самоподрыв (взорвали дачу).

Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР, или просто ЧК, была создана 7 (20) декабря 1917 года, существовала чуть более 4 лет, затем была упразднена, а её функции возложены на Государственные политическое управление – ГПУ. В. И. Ленин, выступая на митинге-концерте сотрудников ВЧК, следующим образом определил её роль: «Для нас важно, что ЧК осуществляют непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима. Иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров, – нет. Этим и занимаются ЧК, в этом их заслуга перед пролетариатом». ВЧК должна была стать «разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас». 15 января 1918 года вышел декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии на добровольческой основе.

Параллельно создавались вооружённые формирования противников большевиков: в ноябре 1917 года в городе Новочеркасске генерал от инфантерии М. В. Алексеев создал Добровольческую армию; возглавил её генерал Л. Г. Корнилов. В апреле 1918 года началось формирование Донской армии генерала П. Н. Краснова. Это стало началом Белого движения, ряды которого пополнялись новыми и новыми сторонниками. В их числе – и владельцы северной Малаховки братья Соколовы. Вернувшись с войны, где оба служили в артиллерии (Сергей Алексеевич был тяжело ранен в голову и попал в немецкий плен, где провёл долгих 3 года), Соколовы вначале не теряли надежды, что у них получится найти своё место в новой действительности. В 1918 году Павел Алексеевич Соколов входил в состав поссовета. Но в начале 1919 года братья Соколовы вступили в Добровольческую армию, где Сергей Алексеевич Соколов-Кречетов был соредактором журнала «Орфей» и писал агитационные антибольшевистские статьи и брошюры («Хитрая механика», «Обманутым братьям в красные окопы» и другие). После тяжёлого ранения он не мог участвовать в боевых действиях, но избрал своим главным оружием слово – пропаганду, агитацию.

Видимо, С. А. Соколов-Кречетов многого не мог простить Советской власти – в эмиграции он был одним из самых непримиримых её противников. В 1921 году Сергей Алексеевич работал в Париже негласным доверенным политическим корреспондентом П. Н. Врангеля. Там он разработал программу агитационного антибольшевистского журнала «Русская Правда», который и стал издавать на средства Врангеля. Официально журнал находился в ведении особого политического отдела Главного командования, которым ведал генерал Кутепов. После конфликта с Кутеповым Соколов стал издавать журнал собственными силами. Он преобразовал «Русскую Правду» в военно-политическую организацию Братство Русской Правды (БРП). Соколов писал: «В истории нашего дела есть две фазы. Когда оно возникло летом 1922 года, первые два года оно было лишь чисто пропагандным начинанием на Россию, ведомым очень небольшой группой, где на одних ложилась литературная часть, на других – техника распространения. После четырёхмесячного перерыва в дело вступила новая группа, взявшая его в руки и поставившая целью из чисто пропагандного журнала РП развернуть из накопившегося людского “сочувственного” материала уже настоящую организацию не только с пропагандными, но и с активистскими целями». Одновременно с началом издания журнала Соколов и его единомышленники начали создавать конспиративную организацию, основной сферой деятельности которой должен был стать «активизм» –физическое, моральное, идеологическое и агитационно-пропагандистское противостояние большевикам. БРП имело свои отделы в 29 странах (Евразия, Африка, Северная и Южная Америка, Австралия). БРП имело реально существующие подпольные и партизанские организации на территории СССР. Подобная структура должна была гарантировать успешную работу всех групп даже в случае провала одного из отделов. Журнал «Русская Правда» – печатный орган БРП, предназначенный для распространения в СССР. Редактировал журнал С. А. Соколов. Все статьи были подписаны псевдонимами, а чаще всего были анонимны, и автором почти всех был он. На страницах журнала публиковались произведения И. А. Бунина, А. Т. Аверченко, а также одного из руководителей Братства – П. Н. Краснова. В тесном сотрудничестве с Братством работало книгоиздательство «Медный всадник» (основано в Берлине в 1922 году), директором и главным издателем которого был Соколов.

Бороться большевикам приходилось не только с угрозами извне, но и внутри самого государства. Например, с эсерами, которые стали политическими противниками большевиков. После принятия Брест-Литовского мира 3 марта 1918 года и начала продразвёрстки эсеры  решили перейти к активным действиям: убийство посла Германии в Москве Мирбаха (июль 1918), М. Урицкого, председателя Петроградской ЧК (30 августа 1918 года). А вечером 1918 года прогремели выстрелы на бывшем заводе Михельсона в Москве… Эсерка Фанни Каплан была арестована и признана виновной в покушении на Ленина, хотя в этой истории до сих пор не всё ясно и многие обстоятельства вызывают вопросы у историков: показания расходятся по времени, протокол допроса Каплан не подписала, и др. Большевики отреагировали на создавшуюся ситуацию 5 сентября 1918 года, приняв Постановление «О красном терроре»: «Совет народных комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путём террора является прямой необходимостью, <…> что необходимо обезопасить Советскую республику от классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях, что подлежат расстрелу лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам…». Подписали: Народный Комиссар Юстиции Д. Курский, Народный Комиссар по Внутренним делам Г. Петровский, Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров Вл. Бонч-Бруевич.

Машиностроительный завод в Москве был не единственным предприятием, которым до национализации владел крупный промышленник Лев Александрович Михельсон (1861 – 1919) –потомственный дворянин, сын коллежского советника. Предполагают, что Л. А. Михельсон – потомок полководца Ивана Ивановича Михельсона, который руководил подавлением восстания Пугачёва, но генеалоги пока не доказали этого. В 1883 году Лев Михельсон окончил юридический факультет Московского университета. В 1895 году Михельсон получил свидетельство на право разведывания золота и руд; после этого он направил свои устремления в Сибирь (нынешняя Кемеровская область). В 1896 году чиновник Средне-Сибирской железной дороги Зелинский продал свои отводы земли для разведки каменного угля по берегам реки Алчедат товариществу Перфильева, Ременникова и Михельсона. В 1897 году Михельсон скупил все отводы у своих компаньонов и стал единственным владельцем копей. В начале ХХ века он создал акционерное общество и построил железную дорогу от копей до станции Судженка. Копи, принадлежавшие Михельсону, и шахты на станции Анжерская выдавали 92 % всего угля в этом краю. В 1918 году исполком Томского губернского совета принял решение о национализации Судженских копей. Михельсон был также владельцем ещё нескольких заводов. Машиностроительный завод, где было совершено покушение на В. И. Ленина, – сейчас завод Ильича; во дворе этого завода стоит памятник Ленину и камень на месте покушения. В Малаховке Лев Александрович Михельсон появился около 1909 года. Он действовал как доверенное лицо братьев Соколовых, получая по доверенности деньги с их арендаторов. В 1912 году Михельсон построил дачу на улице Некрасова. Этот дом, построенный в лучших традициях дачной архитектуры, сохранился до наших дней.

Есть данные, что Фанни Каплан также бывала в Малаховке. При аресте у неё нашли билет до Томилино, а Сергей Николаевич Черников, работавший на электростанции Грюнберга, устанавливал проводку на одной даче в Малаховке и видел «мельком на терраске симпатичную девушку небольшого роста, читавшую на диванчике какую-то книгу». Он утверждал, что это была Каплан.

Малаховку посетила и одна из лидеров эсеров – Мария Александровна Спиридонова. До революции она была приговорена к бессрочной каторге за покушение на тамбовского губернатора Луженовского. Была освобождена в 1917 году, но снова арестована в 1918 году; она практически постоянно находилась в заключении, что подорвало её здоровье. Товарищи по партии в последнее воскресенье сентября 1921 года выхлопотали разрешение поместить Спиридонову в санаторий в Малаховку. Эсер А. Шнейдер вспоминал: «Утром в день освобождения к Марусе привезли Иру и Бориса. Они подготовили бы её, как могли, к перемене. До Малаховки далеко – везти по железной дороге было бы почти безумием. Да ещё до вокзала на извозчике. Я звонил по всем инстанциям, прося автомобиля. Мне всюду отвечали, что автомобили за город даются лишь для «оперативных» целей. Около самого вокзала автомобиль испортился. С мукой пересаживаемся на извозчика. Трясёт. Маруся, видимо, страдает, но молчит и даже рада. Чекист остался с автомобилем, мы одни».

При Советской власти на северной стороне Малаховки размещаются дачи НКВД, на южной – дачи КГБ. На одной из дач НКВД был арестован в 1925 году британский разведчик Сидней Рейли. Рейли (настоящая фамилия Розенблюм) – предположительно уроженец Одессы, но многие биографические сведения были им мистифицированы и не ясны до сих пор. По профессии был химиком. После женитьбы на ирландке взял её фамилию. В 1897 году завербовался в разведку. Во время русско-японской войны предположительно шпионил в пользу японцев. В 1918 году создавал агентурную сеть в кругах красных комиссаров. Вместе с непосредственным начальником Локкартом Рейли собирался подкупить личную охрану Ленина, но дело не удалось. Рейли неоднократно участвовал в антибольшевистских заговорах, работал в белой контрразведке. Действуя под различными именами, он легко получал нужные документы, даже пропуск в Кремль. В 1920-е годы ОГПУ выявило в СССР структуру монархистов, но не уничтожило её, а использовало в своих целях. Фальшивая организация «Монархическое подполье Центральной России» была предназначена для выявления противников Советской власти. Это операция «Трест». В 1925 удалось заманить Рейли в Советский Союз, где Рейли встретился с представителями этой организации. Встреча произошла 27 сентября 1925 года. Биограф Рейли, историк Эндрю Кук описал события этого дня: «Рейли встретили на московском вокзале и отвезли на дачу в Малаховку, где за накрытым столом его уже ждали остальные члены «Треста». Пообедав, компания в целях безопасности расположилась на лесной полянке, где состоялось обсуждение вопроса о финансировании «Треста». Рейли заявил своим собеседникам: «На отпуск средств не решится сейчас ни одно правительство. Но сейчас главная причина – горит собственный дом. Черчилль так же, как я, твёрдо верит, что Советская власть будет свергнута, и свергнута в недалёкий срок, но прийти на помощь со значительными средствами он не может». Вместо этого Рейли предложил им свой план изыскания денег, который, по его словам, был груб и мог вызвать «вначале презрение и брезгливое отношение». План заключался в том, чтобы похитить ценности из советских музеев, вывезти за границу и там продать.

По воспоминаниям архитектора, краеведа, одной из основателей музея в Малаховке Арии Карловны Куршевиц (1913 – 1988), в 1926 году в Малаховке какое-то время жила на даче на улице Интернациональной знаменитая Клара Цеткин. Её с почётом встречали в посёлке, приглашали в гости в малаховскую школу «над оврагом». Ария Карловна Куршевиц бережно хранила черновик письма Кларе Цеткин, которое они составили вместе с одноклассниками, с помощью учительницы немецкого языка Веры Ниловны Бухаревой.

В середине и второй половине 1920-х в Малаховке неоднократно бывала вдова В. И. Ленина Надежда Константиновна Крупская. Она посещала Малаховский детский городок и с большим вниманием относилась к воспитанникам и педагогам, интересовалась условиями их жизни. В 1927 году по протекции Крупской был построен дом для преподавательницы музыки Нины Аркадьевны Цветковой (урождённой Сомовой, ученицы А. Н. Скрябина и автора увлекательных мемуаров). В 1928 году по указанию Н. К. Крупской было выделено 67 га соснового леса для строительства дач работникам просвещения (кооператив «Обрабпрос»). Первое правление «Обрабпроса» возглавил адвокат В. Е. Адамов, дед Е. О. Адамова (министра по атомной энергии в 1998 – 2001 годах). В «Обрабпросе» впоследствии жили: министр просвещения В. П. Потёмкин, автор учебника по математике  П. А. Ларичев, один из авторов гимна Москвы С. И. Агранян, телеведущий И. И. Затевахин, поэт Н. М. Олев, фигуристы А. Г. Зайцев и И. К. Роднина.

Существует ряд воспоминаний о Малаховке первых послереволюционных лет. Вот как, по воспоминаниям Е. М. Зениной, проходила первомайская демонстрация: «У малаховского переезда через ж. д. собралось человек пятьдесят, в основном это был передовой класс, трудящиеся Малаховки: дворники, прислуга, горничные, извозчики и среди них много молодёжи. Распевая песни и частушки, демонстранты по Красковскому шоссе двинулись к Краскову. В то время популярной песней была песня на слова поэта Демьяна Бедного “Проводы”. Подходя к Краскову, все дружно запели тогда модную песню: «Я теперя не твоя,/ Я теперя Сенина,/ Сеня повезёт меня/ Слушать речи Ленина». Было очень весело. Быстро дошли до Красковской церкви, где развернули агитационно-пропагандистскую работу в духе “Религия – опиум для народа!” На церковной ограде развесили агитационные плакаты с карикатурами на служителей религиозного культа. Было очень смешно, и все от души смеялись. Исполнив свой пролетарский долг, с песнями, частушками стали возвращаться в Малаховку».

Но вопросов подчас больше, чем ответов. Зачастую сведения фрагментарны и не раскрывают всей ситуации. Безусловно, события политической истории нашей страны отразились и в истории Малаховки. Но, возможно, в гораздо большей степени, чем мы предполагаем…

  

Зав. научно-просветительским отделом   Д. В. Давыдова

 

Давид Шор

Билет до Малаховки Выдан Марии Абрамовне Смирновой

билет.jpg
комментировать
Давид Шор

справка

малаховка.jpg
комментировать