Перевести страницу

МУК "МУЗЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ МАЛАХОВКА" 

Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

Часы посещения: вторник - суббота, 11:00 - 17:00. 

XV Телешовские чтения (22 октября 2016)

22 октября в малаховском музее истории и культуры прошли XV Телешовские чтения. Эти встречи традиционно посвящены литературному окружению малаховских землевладельцев – Н. Д. Телешова и С. А. Соколова-Кречетова. На этот раз основной темой мероприятия стало 155-летие со дня рождения Елены Андреевны Телешовой, художницы и супруги писателя Н. Д. Телешова.

Вечер открыла зав. научно-просветительским отделом Дарья Давыдова. Она познакомила слушателей с выдержками из дневника Елены Андреевны Телешовой – краткого, но информативного, насыщенного событиями.

Доклад методиста музея Татьяны Андреевой назывался «В лучших традициях отечественной благотворительности» и был посвящён не коммерческой стороне деятельности рода Карзинкиных, а благим делам, которыми они стремились принести пользу родной стране. Основной мыслью доклада была преемственность, заложенная первыми представителями этого старинного купеческого рода. Т. В. Андреева коснулась и темы живописи, к которой Карзинкины также имели отношение: брат Е. А. Телешовой (Карзинкиной) был одним из попечителей Третьяковской галереи, а сама Елена Андреевна была художником, ученицей В. Д. Поленова.

Председатель Малаховского общества краеведов Владимир Ильич Кожаров рассказал о пребывании А. А. Бахрушина и его семьи в Малаховке. Владимир Ильич не в первый раз обращается к этой теме. В своих книгах он уже писал о дачной жизни Бахрушиных в Малаховке.

С новой стороны Телешовские среды раскрыл хранитель фондов музея – Валерий Ирков. Он сместил проблематику исследований прошлого Малаховки в сторону философии. В. С. Ирков проанализировал Телешовские «среды» и уникальную роль самого Николая Дмитриевича Телешова в создании . Доклад вызвал большой интерес слушателей.

ДНИ ШАГАЛА ВМАЛАХОВКЕ: СВЯЗЬ ВРЕМЁН. Взрослая часть.

Вторую часть открыло вдохновенное событием слово директора музея О.И.Мирной, оно дало особый настрой на следующий так называемый, взрослый блок. Приводим полностью.


Сегодня мы в пятый раз проводим этот подмосковный праздник «Дни Шагала в Малаховке», о котором теперь знают не только в нашей стране, в Белоруссии, (где мы участвуем в Международных Шагаловских Чтениях), но и за рубежом.

В 2012 юбилейном году, когда Марку Шагалу исполнялось 125 лет,

у нас в поселке в рамках Международного Творческого проекта «Бонжур, товарищ Шагал!», (автор проекта журналист Анна Юдашкина), с 6 по 8 июля прошел первый Шагаловский праздник!

Впервые подмосковную Малаховку посетили: Яков Брук известный кандидат искусствоведения, член Ученого совета Третьяковской галереи, директор витебского Музея Марка Шагала Людмила Хмельницкая, а Наталья Апчинская, искусствовед, автор нескольких книг о Шагале, была с нами все три дня, читала лекцию в нашем музее, активно работала на всех площадках праздника.

В местной студии «Мы – рисуем!» состоялась выставка детских рисунков «Учителю – к юбилею». В рамках проекта «Бонжур, товарищ Шагал!», в Малаховку доставили большие папки с творческими работами из Витебской детской художественной школы, московской детской изостудии «Улей», которая предложила нам еще картины детей из Болгарии. Все юные участники выставки, были потом награждены Грамотами и книжками о детстве М. Шагала известного московского издательства «Книжники».

У нас в музее было много гостей – слушали доклады, смотрели кинофильмы, с интересом разглядывали экспозицию, сделанную из снимков фотоальбома бывшего колониста Ильи Плоткина, ученика Марка Шагала. Плоткин долго хранил этот уникальный альбом, а потом подарил Малаховскому музею, который вы можете увидеть сегодня.

И, конечно Памятный Знак! Его привез (в рамках творческого проекта) и установил в поселке, белорусский скульптор из Витебска Александр Слепов. Так первый в России Памятный Знак появился в подмосковной Малаховке.

Осенью 2012 года в Санкт-Петербурге на Международной конференции, посвященной жизни творчеству великого Художника 20 века, в стенах Эрмитажа прозвучал доклад Анны Юдашкиной: «Марк Шагал в Малаховке 1920 - 1922 годы», который опубликован в научном в сборник издательством «Русский дом» наряду с докладами известных шагаловедов Франции, Германии, Америки.

В следующем 2017 году мы будем отмечать 130 – летие Марка Захаровича Шагала. Каким мы сделаем этот Праздник - будет зависеть и от вас: присылайте нам свои предложения и мы вместе устроим достойный Юбилей всемирно известному Мастеру!


Затем зав научно-просветительским отделом Дарья Давыдова провела полную экскурсию по выставке, посвященной Марку Шагалу. В которой она объемно и содержательно рассказала о главной теме, обращая внимание на уникальные предметы экспозиции.


Следующий блок по праву принадлежал журналисту, автору книги «Бонжур, товарищ Шагал», большому энтузиасту и исследователю этой темы Юдашкиной Анне Кивовне. Говорила она тихо и задумчиво, как обычно кричат с того берега (и не просто услышать, как по Шукшину), немного усложняя тему, вплетая в нее узоры личного переживания-интерпретации, от чего понимание наследия Шагала в данном контексте требует новых ресурсов. Так что, не все получится переложить, а скорее намекнуть о посыле Анны Кивовны, и что необходимо восполнить нам всем о таком большом явлении как Шагал. Учитывая желание автора, мы намеренно не приводим все дословно, но пытаемся сохранить направление. Итак, изложим лишь некоторое из посланий, в новом для нас стиле интеллектуальных намеков: Государственный еврейский Камерный театр Грановского, имплицитные эскизы, переросшие в эксплицитные пано, несколько лет в Малаховке, путь работ Шагала на родину и кандидат искусствоведения Яков Брук, Шагаловские чтения в Витебске, аутентичность отражения театрального и художественного на фоне политического и социального, и, самое, загадочное, «Шагаловская шкатулка» - все это есть один мощный посыл для исторического исследования и поиска связи между всеми элементами перечисленного. Надеемся, мы все сделаем важные шаги в результате этой работы – сохранения фактов наряду с усиливающимся переживанием и осмыслением.


Настал черед еврейской музыки в блестящем исполнении И.Ю.Кронфельда и А.Е.Ковалевой – преподавателей ДШИ им Л.И.Ковлера. Причем, первая вещь, исполненная ими, принадлежит перу и сердцу их старшему коллеге и наставнице Э.Г.Гурфинкель. Эта необыкновенная женщина, судя по расположению нот, которые, то танцевали, то взлетали, и просто неслись куда-то точно птицы над водой. Музыка заполнила все пространство, общее настроение стало иным. Полет Шагаловских полотен пластично перешел в музыкальную сферу. И грусть, и вдохновение и радость от преодоления земного и любовь к этому земному – все вместила в себя эта музыка. Так же были проиграны и прочитаны короткие стихотворные зарисовки к музыке на еврейские темы – с большим азартом и юмором. Крики «браво» - это то меньшее, что можно сказать о впечатлении публики.

Затем всех удивил, ни много ни мало, В.И.Кожаров. Председатель малаховского общества краеведов, интересный знаток и мыслитель советской темы, автор актуального проекта и книги «Забытые улицы», сделал необычный доклад «Марк Шагал глазами своего сына Давида».

«В 1946 году у Марка Шагала, проживавшего в то время в США, и молодой художницы Вирджинии Хаггард Мак Нил родился сын Давид. Детство он провёл в деревне Хай Фолз под Нью-Йорком. Затем — учился в частном пансионе под Версалем, о жизни в котором он рассказал в своей книге «По следам Ангела». Но каждое лето во время каникул он посещал отцовский дом и мастерскую в Вансе.»


Но главная интрига ждала нас впереди. Это обеды Шагала с сыном в одном из кафе Божоле – о которых поведал нам Владимир Ильич. Когда Марк надевал кепочку, простую клетчатую рубашку и в целом походил на рабочего из квартала. Достигал он этим неприметность для масс. А вот хозяин заведения все понимал прекрасно. Дело в том, что они с сыном так увлекались, что приступали к практическому занятию на столике здесь в кафе. Скатерть имела особую структуру, напоминающую салфетки. Разумеется, хозяин был доволен, когда мастеру удавалось заполнить почти все пространство скатерти, если же перевешивала часть Давида (талант которого проглядывался слабо) он заметно нервничал. Так как хозяин понимал ценность этих работ! Затем нельзя не сказать об одной интересной детали. Деньги в шкатулке, куда Шагал разрешил сыну заглянуть и взять ровно столько сколько ему было необходимо (это была покупка подарка для дочери новой жены Шагала, у которой Дэвид попросил как-то 7 франков и получил ответ что это недельная сумма). Дэвид сплутовал, взяв больше чем нужно. Как Шагал узнал об истинной цене той блузки неизвестно. Но ход к заначке был ему закрыт навсегда. Чего здесь больше - вопрошает Владимир Ильич,- жадности или стремления к порядочности, или еще есть что-то неуловимое нами. Конечно же докладчик не мог обойти тему социальной справедливости на примере полярности наших и западных взглядов в области образования тех лет. Его повествование можно свести с к следующему. Представьте себе учеников, сплоченных не объединяющей, а разъединяющей идеей! Пример был таков. Когда в советской школе не успевал ученик, за него что называется брались! Подтягивали, занимались, воздействовали по всем линиям: и через классного руководителя, и через родителей, и через учеников. А что же происходило тогда «там». Сюжет простой и ужасный, просится на страницы книги. Директор (учебного заведения, в котором учился Дэвид) приходил в тот день в особом настроении, одет с иголочки, так же и преподаватели. Поднимали флаг, играли гимн школы и из ряда так сказать вон, выводили неуспевающего мальчика. Все говорило о торжественности момента. Затем к нему подходил директор брал за руку пристально смотрел в глаза. Затем поднимал взгляд и в микрофон говорил уже всем, что еще один ученик отправляется на Рено! Представляете себе, да – мы уже все можем себе представить, но не советская школа, для которой это было бы крахом всей системы. Ах, ты не можешь учиться – так мы тебя торжественно проводим гайки крутить, ты уже не вхож в наше будущее светское общество, мол, извини приятель, но мы рады тебя проводить в твой мир, он не так уж и плох и т.д. Все это с легкостью читается за этим вполне в духе капиталистического Запада действе. Словом, Владимир Ильич изложил интересные факты, бесспорно подлежащие осмыслению, но образ Марка Шагала все же проступил слабо сквозь его выступление, оставив больше вопросов (что само по себе неплохо). Впрочем, это скорее от скудости информации оставленной нам Дэвидом.

И еще, две небольшие ремарки, необходимые на наш взгляд, поскольку они непосредственно касаются истории Малаховки. Первое – это замечание Владимира Ильича, сделанное Анне Кивовне, по поводу неточности на его взгляд, содержащейся в ее докладе, а именно: что Луначарский отправил Шагала в Малаховку, тогда как это случилось немного иначе. Луначарский, узнал: “мол, ах, дорогой мой, так ты в Малаховке?!! Не заняться ли тебе творчеством с детьми в детском городке /так называемом МДГ/?!»

И это первое замечание повлекло за собой второе, которое уже сделала сотрудник музея Дарья Давыдова самому Владимиру Ильичу, о том, что МДГ и Малаховская детская еврейская колония (МДЕК), две параллельные организации, занятые в принципе одним делом (работой с беспризорниками). Но все же самостоятельные, имеющие отличия в численности и укладе (МДГ был гораздо больше). Дабы не было смешения и путаницы – их нужно различать.


Следующая выступающая вспорхнула словно белый голубь на крышу невидимого летнего театра. Есть, кстати версия, услышанная от одного из старых рыбаков, что театр не сгорел, но находится на дне малаховского озера из которого частично в Македонку, и менее в Пехорку, перетекает драгоценный предметный остаток (при всей фантастичности стеба-поверья в нем есть видимо и рациональное зерно – вспомните сказание про Китеж-град); люди же близкие философии говорят разное о экзистенциальном наследии места, метафизика которого, заметьте, никуда не исчезла… Итак, ОНА вспорхнула и поплыла по залу мягчайшим неповторимым голосом. Конечно это Лидия Фахретдинова. Кроме прочих званий-регалий, Член редакционного совета альманаха «Москва Поэтическая». Автор шести поэтических сборников: «Родины начало», «Картины с выставки»», «В зеркале души», «Серебряный сон», «Разбудить солнце», «Я растворюсь среди толпы».Она увлекла нас интересной темой, которой по всеобщему одобрению мы решили посвятить следующую выставку: Шагал и стихи. Она читала как актриса, как поэт и просто, как гражданин малаховского художественного мира! Тихо, вкрадчиво, объемно и волшебно – по Шагаловски. А знаете ли Вы, что Марк Шагал писал стихи? Увы, друзья, как мало мы еще знаем о великих людях, которые писали не просто кистью или ручкой, но ДУШОЙ. И ДУША эта отражала сложную игру вселенной, погружаясь в глубины, не ведомые доселе. После выступления Лидию будто сами экспонаты, точнее изображенные на них, не хотели отпускать, выливаясь в продолжительные аплодисменты благодарных слушателей.


Завершал вечер удивительный анимационный фильм «Страсти по Шагалу». Можно сказать, что картины Шагала ожили, обрели голоса, полилась музыка, а с ней и история его детства и юности. Советуем посмотреть этот замечательный фильм всем. Единственное, что немного озадачило – это заключительный момент в самом конце, когда были процитированы слова Шагала из воспоминаний, наполненные горечью и недопониманием. Эти слова обращены к русским, которые любили противоположное Шагалу. Но сам Шагал слишком любил Россию. Звучит явная антиномия. Думается, авторы оставили намеренно вопрос без ответа, на который каждый вправе найти свой – почему так. Несмотря на весь трагизм его жизни, а точнее во многом благодаря ему и возникает то ощущение полета от его картин, которые отражают во многом и любовь русского народа к сказке, к чуду, к заложенному в них полету над бытом. К потенциальному структурированию жизни под этот полет. Так что обращение к русским в данном контексте – это вопрос будущего. И, может быть, нам еще предстоит открыть выставку с простым и емким названием «Русский Шагал».


Фотографии: http://malmus.nethouse.ru/photoalbums/237424