Перевести страницу

МУК "МУЗЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ МАЛАХОВКА" 

Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

Часы посещения: вторник - суббота, 11:00 - 17:00. 

ДНИ ШАГАЛА ВМАЛАХОВКЕ: СВЯЗЬ ВРЕМЁН. Взрослая часть.

Вторую часть открыло вдохновенное событием слово директора музея О.И.Мирной, оно дало особый настрой на следующий так называемый, взрослый блок. Приводим полностью.


Сегодня мы в пятый раз проводим этот подмосковный праздник «Дни Шагала в Малаховке», о котором теперь знают не только в нашей стране, в Белоруссии, (где мы участвуем в Международных Шагаловских Чтениях), но и за рубежом.

В 2012 юбилейном году, когда Марку Шагалу исполнялось 125 лет,

у нас в поселке в рамках Международного Творческого проекта «Бонжур, товарищ Шагал!», (автор проекта журналист Анна Юдашкина), с 6 по 8 июля прошел первый Шагаловский праздник!

Впервые подмосковную Малаховку посетили: Яков Брук известный кандидат искусствоведения, член Ученого совета Третьяковской галереи, директор витебского Музея Марка Шагала Людмила Хмельницкая, а Наталья Апчинская, искусствовед, автор нескольких книг о Шагале, была с нами все три дня, читала лекцию в нашем музее, активно работала на всех площадках праздника.

В местной студии «Мы – рисуем!» состоялась выставка детских рисунков «Учителю – к юбилею». В рамках проекта «Бонжур, товарищ Шагал!», в Малаховку доставили большие папки с творческими работами из Витебской детской художественной школы, московской детской изостудии «Улей», которая предложила нам еще картины детей из Болгарии. Все юные участники выставки, были потом награждены Грамотами и книжками о детстве М. Шагала известного московского издательства «Книжники».

У нас в музее было много гостей – слушали доклады, смотрели кинофильмы, с интересом разглядывали экспозицию, сделанную из снимков фотоальбома бывшего колониста Ильи Плоткина, ученика Марка Шагала. Плоткин долго хранил этот уникальный альбом, а потом подарил Малаховскому музею, который вы можете увидеть сегодня.

И, конечно Памятный Знак! Его привез (в рамках творческого проекта) и установил в поселке, белорусский скульптор из Витебска Александр Слепов. Так первый в России Памятный Знак появился в подмосковной Малаховке.

Осенью 2012 года в Санкт-Петербурге на Международной конференции, посвященной жизни творчеству великого Художника 20 века, в стенах Эрмитажа прозвучал доклад Анны Юдашкиной: «Марк Шагал в Малаховке 1920 - 1922 годы», который опубликован в научном в сборник издательством «Русский дом» наряду с докладами известных шагаловедов Франции, Германии, Америки.

В следующем 2017 году мы будем отмечать 130 – летие Марка Захаровича Шагала. Каким мы сделаем этот Праздник - будет зависеть и от вас: присылайте нам свои предложения и мы вместе устроим достойный Юбилей всемирно известному Мастеру!


Затем зав научно-просветительским отделом Дарья Давыдова провела полную экскурсию по выставке, посвященной Марку Шагалу. В которой она объемно и содержательно рассказала о главной теме, обращая внимание на уникальные предметы экспозиции.


Следующий блок по праву принадлежал журналисту, автору книги «Бонжур, товарищ Шагал», большому энтузиасту и исследователю этой темы Юдашкиной Анне Кивовне. Говорила она тихо и задумчиво, как обычно кричат с того берега (и не просто услышать, как по Шукшину), немного усложняя тему, вплетая в нее узоры личного переживания-интерпретации, от чего понимание наследия Шагала в данном контексте требует новых ресурсов. Так что, не все получится переложить, а скорее намекнуть о посыле Анны Кивовны, и что необходимо восполнить нам всем о таком большом явлении как Шагал. Учитывая желание автора, мы намеренно не приводим все дословно, но пытаемся сохранить направление. Итак, изложим лишь некоторое из посланий, в новом для нас стиле интеллектуальных намеков: Государственный еврейский Камерный театр Грановского, имплицитные эскизы, переросшие в эксплицитные пано, несколько лет в Малаховке, путь работ Шагала на родину и кандидат искусствоведения Яков Брук, Шагаловские чтения в Витебске, аутентичность отражения театрального и художественного на фоне политического и социального, и, самое, загадочное, «Шагаловская шкатулка» - все это есть один мощный посыл для исторического исследования и поиска связи между всеми элементами перечисленного. Надеемся, мы все сделаем важные шаги в результате этой работы – сохранения фактов наряду с усиливающимся переживанием и осмыслением.


Настал черед еврейской музыки в блестящем исполнении И.Ю.Кронфельда и А.Е.Ковалевой – преподавателей ДШИ им Л.И.Ковлера. Причем, первая вещь, исполненная ими, принадлежит перу и сердцу их старшему коллеге и наставнице Э.Г.Гурфинкель. Эта необыкновенная женщина, судя по расположению нот, которые, то танцевали, то взлетали, и просто неслись куда-то точно птицы над водой. Музыка заполнила все пространство, общее настроение стало иным. Полет Шагаловских полотен пластично перешел в музыкальную сферу. И грусть, и вдохновение и радость от преодоления земного и любовь к этому земному – все вместила в себя эта музыка. Так же были проиграны и прочитаны короткие стихотворные зарисовки к музыке на еврейские темы – с большим азартом и юмором. Крики «браво» - это то меньшее, что можно сказать о впечатлении публики.

Затем всех удивил, ни много ни мало, В.И.Кожаров. Председатель малаховского общества краеведов, интересный знаток и мыслитель советской темы, автор актуального проекта и книги «Забытые улицы», сделал необычный доклад «Марк Шагал глазами своего сына Давида».

«В 1946 году у Марка Шагала, проживавшего в то время в США, и молодой художницы Вирджинии Хаггард Мак Нил родился сын Давид. Детство он провёл в деревне Хай Фолз под Нью-Йорком. Затем — учился в частном пансионе под Версалем, о жизни в котором он рассказал в своей книге «По следам Ангела». Но каждое лето во время каникул он посещал отцовский дом и мастерскую в Вансе.»


Но главная интрига ждала нас впереди. Это обеды Шагала с сыном в одном из кафе Божоле – о которых поведал нам Владимир Ильич. Когда Марк надевал кепочку, простую клетчатую рубашку и в целом походил на рабочего из квартала. Достигал он этим неприметность для масс. А вот хозяин заведения все понимал прекрасно. Дело в том, что они с сыном так увлекались, что приступали к практическому занятию на столике здесь в кафе. Скатерть имела особую структуру, напоминающую салфетки. Разумеется, хозяин был доволен, когда мастеру удавалось заполнить почти все пространство скатерти, если же перевешивала часть Давида (талант которого проглядывался слабо) он заметно нервничал. Так как хозяин понимал ценность этих работ! Затем нельзя не сказать об одной интересной детали. Деньги в шкатулке, куда Шагал разрешил сыну заглянуть и взять ровно столько сколько ему было необходимо (это была покупка подарка для дочери новой жены Шагала, у которой Дэвид попросил как-то 7 франков и получил ответ что это недельная сумма). Дэвид сплутовал, взяв больше чем нужно. Как Шагал узнал об истинной цене той блузки неизвестно. Но ход к заначке был ему закрыт навсегда. Чего здесь больше - вопрошает Владимир Ильич,- жадности или стремления к порядочности, или еще есть что-то неуловимое нами. Конечно же докладчик не мог обойти тему социальной справедливости на примере полярности наших и западных взглядов в области образования тех лет. Его повествование можно свести с к следующему. Представьте себе учеников, сплоченных не объединяющей, а разъединяющей идеей! Пример был таков. Когда в советской школе не успевал ученик, за него что называется брались! Подтягивали, занимались, воздействовали по всем линиям: и через классного руководителя, и через родителей, и через учеников. А что же происходило тогда «там». Сюжет простой и ужасный, просится на страницы книги. Директор (учебного заведения, в котором учился Дэвид) приходил в тот день в особом настроении, одет с иголочки, так же и преподаватели. Поднимали флаг, играли гимн школы и из ряда так сказать вон, выводили неуспевающего мальчика. Все говорило о торжественности момента. Затем к нему подходил директор брал за руку пристально смотрел в глаза. Затем поднимал взгляд и в микрофон говорил уже всем, что еще один ученик отправляется на Рено! Представляете себе, да – мы уже все можем себе представить, но не советская школа, для которой это было бы крахом всей системы. Ах, ты не можешь учиться – так мы тебя торжественно проводим гайки крутить, ты уже не вхож в наше будущее светское общество, мол, извини приятель, но мы рады тебя проводить в твой мир, он не так уж и плох и т.д. Все это с легкостью читается за этим вполне в духе капиталистического Запада действе. Словом, Владимир Ильич изложил интересные факты, бесспорно подлежащие осмыслению, но образ Марка Шагала все же проступил слабо сквозь его выступление, оставив больше вопросов (что само по себе неплохо). Впрочем, это скорее от скудости информации оставленной нам Дэвидом.

И еще, две небольшие ремарки, необходимые на наш взгляд, поскольку они непосредственно касаются истории Малаховки. Первое – это замечание Владимира Ильича, сделанное Анне Кивовне, по поводу неточности на его взгляд, содержащейся в ее докладе, а именно: что Луначарский отправил Шагала в Малаховку, тогда как это случилось немного иначе. Луначарский, узнал: “мол, ах, дорогой мой, так ты в Малаховке?!! Не заняться ли тебе творчеством с детьми в детском городке /так называемом МДГ/?!»

И это первое замечание повлекло за собой второе, которое уже сделала сотрудник музея Дарья Давыдова самому Владимиру Ильичу, о том, что МДГ и Малаховская детская еврейская колония (МДЕК), две параллельные организации, занятые в принципе одним делом (работой с беспризорниками). Но все же самостоятельные, имеющие отличия в численности и укладе (МДГ был гораздо больше). Дабы не было смешения и путаницы – их нужно различать.


Следующая выступающая вспорхнула словно белый голубь на крышу невидимого летнего театра. Есть, кстати версия, услышанная от одного из старых рыбаков, что театр не сгорел, но находится на дне малаховского озера из которого частично в Македонку, и менее в Пехорку, перетекает драгоценный предметный остаток (при всей фантастичности стеба-поверья в нем есть видимо и рациональное зерно – вспомните сказание про Китеж-град); люди же близкие философии говорят разное о экзистенциальном наследии места, метафизика которого, заметьте, никуда не исчезла… Итак, ОНА вспорхнула и поплыла по залу мягчайшим неповторимым голосом. Конечно это Лидия Фахретдинова. Кроме прочих званий-регалий, Член редакционного совета альманаха «Москва Поэтическая». Автор шести поэтических сборников: «Родины начало», «Картины с выставки»», «В зеркале души», «Серебряный сон», «Разбудить солнце», «Я растворюсь среди толпы».Она увлекла нас интересной темой, которой по всеобщему одобрению мы решили посвятить следующую выставку: Шагал и стихи. Она читала как актриса, как поэт и просто, как гражданин малаховского художественного мира! Тихо, вкрадчиво, объемно и волшебно – по Шагаловски. А знаете ли Вы, что Марк Шагал писал стихи? Увы, друзья, как мало мы еще знаем о великих людях, которые писали не просто кистью или ручкой, но ДУШОЙ. И ДУША эта отражала сложную игру вселенной, погружаясь в глубины, не ведомые доселе. После выступления Лидию будто сами экспонаты, точнее изображенные на них, не хотели отпускать, выливаясь в продолжительные аплодисменты благодарных слушателей.


Завершал вечер удивительный анимационный фильм «Страсти по Шагалу». Можно сказать, что картины Шагала ожили, обрели голоса, полилась музыка, а с ней и история его детства и юности. Советуем посмотреть этот замечательный фильм всем. Единственное, что немного озадачило – это заключительный момент в самом конце, когда были процитированы слова Шагала из воспоминаний, наполненные горечью и недопониманием. Эти слова обращены к русским, которые любили противоположное Шагалу. Но сам Шагал слишком любил Россию. Звучит явная антиномия. Думается, авторы оставили намеренно вопрос без ответа, на который каждый вправе найти свой – почему так. Несмотря на весь трагизм его жизни, а точнее во многом благодаря ему и возникает то ощущение полета от его картин, которые отражают во многом и любовь русского народа к сказке, к чуду, к заложенному в них полету над бытом. К потенциальному структурированию жизни под этот полет. Так что обращение к русским в данном контексте – это вопрос будущего. И, может быть, нам еще предстоит открыть выставку с простым и емким названием «Русский Шагал».


Фотографии: http://malmus.nethouse.ru/photoalbums/237424

ДНИ ШАГАЛА В МАЛАХОВКЕ: СВЯЗЬ ВРЕМЁН. Детская часть

«Еще 5 минут, и начинаем» – говорит директор музея Ольга Ивановна. Несмотря на сгущающееся тучами субботнее малаховское небо, запоздавшие посетители энергично подходят, знаменуя открытие традиционной летней выставки посвященной Марку Шагалу в Малаховке! Первые стенды – Шагал с учениками и современные работы детей с прошлых мастер классов. Сотрудник музея Ирков В.С. провел краткую обзорную экскурсию по залу для детей и родителей. В которой выделил основные моменты. Почему выставка имеет такое название, как дети в пост революционные годы учились рисовать, не имея компьютеров и планшетов, а только огромное желание творить! А также, коснулся знакового фото ряда о жизни Малаховской детской еврейской колонии, которой художник посвятил целых два года жизни, сделав акцент на выразительных взглядах детей – дерзких и доверчивых. И главное - что за полет осуществил великий художник, объединив детское восприятие, и знание как строится рисунок. О влиянии импрессионизма на его неповторимый стиль. Далее были проведены мастер-классы по созданию натюрморта и декупажу. О, что же тут началось! Примерно так описывал Марк Шагал в книге «Моя жизнь» подобное: дети набрасывались на краски как звери на мясо!» Два замечательных сотрудника Е.Н.Крючков и Н.В.Унчикова принялись за работу. О серьезном художнике и талантливом педагоге Евгении Николаевиче мы уже писали (см. «Малаховский Вестник №20, от 27 мая сего года), и данный мастер класс подтвердил о нем сказанное – результат обыкновенное чудо, от одного классического натюрморта словно лучи преображения появились несколько непохожих картин одна другой краше. А сегодня мы знакомим читателя с Натальей Владимировной Унчиковой. Ученый секретарь музея, окончила Московский Государственный Университет Культуры в 2009 году, но под влиянием педагога уже с 2007 года принимает решение посвятить свою жизнь музейному делу! Хотя были и заманчивые предложения по туристическому направлению (гида, переводчика). Работала вначале методистом (набиралась опыта), затем заведующим отдела учета и вот уже несколько лет она ученый секретарь. Как не вяжется такое название с образом хрупкой девушки, которая словно вышла собрать полевых цветочков (которые кстати так любил Шагал). А ведь на ней весь документооборот и работа с кадрами! Главное в работе - люди, отмечает Наталья Владимировна- актеры, писатели, культурологи, сотрудники архивов. Сколько их перебывало в музее за эти годы, и все оставляют в душе неповторимый след. Так же у нее есть две награды от глав администраций, о которых она скромно упомянула: первая к 15-летию музея и вторая к дню молодежи, за профессионализм в музейной деятельности. Участвовала в создании «Книги Памяти» о Великой Отечественной /Фонды музея/. Которая вызвала огромный резонанс – люди приходили и приносили свое, памятное. Так началась, обработка огромного потока информации и работа над второй книгой, которая пока не выпущена по финансовым причинам. Из необычных проектов запомнилась собственная свадьба! Да, именно в музее, вы правильно поняли! Хотелось чего-то народного, корневого – и сотрудники с радостью откликнулись. В 2011 году состоялось это главное в ее жизни событие. Костюмы шили сами и придумывали сценарий. Особо можно выделить кукол-неразлучников и подаренные атласные ленты пожеланий, сотканные деревянной иглой в прекрасное полотно. Работа с детьми – отдельная тема, продолжает Наталья, это отвлекает от бумаг, окунает в творчество. За ее плечами уже около 20 мастер классов. Музей – это моя жизнь – заключает она. Возвращаясь к Шагалу можно сказать, что очередной мастер класс по декупажу Наталье Владимировне особенно удался, обычное стало необычным – бутылки предварительно окрашенные были стараниями детей оклеены специальными салфетками и превратились в настоящее произведение искусства! Глядя на которые хотелось крикнуть сквозь столетие – браво Марк Шагал! После чего были вручены директором музея О.И. Мирной памятные призы, которая поблагодарила всех участников за особенное старание и желание творить.


Фотографии: http://malmus.nethouse.ru/photoalbums/237424

В Дождь по Малаховке или живописный Экскурс/ Призвание: Экскурсовод

Итак, наша вылазка, с целью наглядного изучения окрестностей городского поселения Малаховка, началась! Это было довольно хмурое субботнее утро 11 июня, не предвещавшее собой ничего прекрасного. Сбор возле КДЦ Союз. Встретили нас торговые палатки прямо у входа культурно-досугового центра, да еще среди них легковая машина вдалеке, из которой минут через пять нашего стояния медленно открылось окно и практически в нашу сторону полетел плевок. Что выражал сей знак неизвестно, видимо реакция чего-то торгового на что-то культурное… однако мы остались верны затеи, да и дождик напугал не всех – нас было все же пятеро, и по традиции мы оказались в тельняшках. Несколько прекрасных дам (в числе которых и сам экскурсовод) и Ваш покорный слуга, описывающий сие событие. Центр на южной стороне, Дарья Валерьевна наш экскурсовод, делает жест рукой в направлении Железной Дороги, знаменуя начало путешествия, и, обращая наше внимание, на главный по сути аспект существования данного места в его развитом виде. Да, железная дорога начало начал Малаховки! Это конец 19 начало 20 века – расцвет дачной жизни. Малаховка была наиболее популярна на Казанском направлении. Две речки, озеро, леса, а главное люди – все здесь особенное.

Первые застройщики – работники КЖД. Самые старые дома- железнодорожников. Они брали их в рассрочку на хороших условиях. Узнаем мы, от вещающей в микрофон Дарьи, звонкий голос которой будто наполнил пустоту вокруг нас особым смыслом, открывающимся в назывании увиденного. Интерес нарастает, хочется идти дальше по новой дороге, которую открывает для нас экскурсовод. Дальше и дальше к новым открытиям.

Первые из дач принадлежали заводчику Ф.Шпигелю (одноэтажные деревянные дома не сохранились 1885г).

А вот, двухэтажное здание, обитое сайдингом, недалеко от центра, предстало перед нами во всей красе. Это бывший аптекарский магазин Шлезингера, только вдумайтесь: постройка ориентировочно более чем столетней давности, этот дом сохранен на фото Саладина, сделавшего в свое время наиболее известные фотографии Малаховки и иного Подмосковья. Человека, кстати, потрясающей скромности и усердия, завещавшего свои работы последующим поколениям.

Далее наш путь лежал в Московскую Государственную Академию Физической Культуры. Встретили нас на входе две удивительные хранительницы: огромные старые лиственницы, раскидистые ветви которых точно крылья эпохи говорят нам об ином времени и иной жизни здесь. Они наверняка помнят Телешова и его знаменитых гостей. Н.Д.Телешов был тогда уже известным писателем в Москве, но наиболее известен он как создатель в 1890-х годах литературного кружка Среды. Примечателен факт становления его как писателя, в котором непосредственное участие принял не кто-нибудь, а Антон Павлович Чехов, который на вопрос как стать писателем, посоветовал тогда еще неизвестному начинающему писателю проехать по России на железной дороге и непременно третьим классом. Идем по территории МГАФК , именно здесь находились те самые летние и потом уже зимние дачи, в которых собирался цвет прозы тех лет Бунин, Андреев, Куприн, Горький…к сожалению деревянный дом не сохранился, остался лишь зимний каменный, в котором большей часто гостил Шаляпин. Но он в свою очередь, тоже был пишущим человеком, известна его книга «Маска и Душа». Все это творческое крыло южной части Малаховки можно отнести к направлению реализм. Владельцем южной стороны тех лет был некто Аллей, англичанин у которого было несколько производств в Москве. Есть сведения, что он был готов выделить средства для строительства православной Церкви, но не успел, в 1901 году он умирает. А наследница хотела поскорей продать дом, и в дневнике Телешовой находим: «приехала m-me Аллей, и мы купили Малаховку». Но его мы не увидим, в 1980-х г. он был разобран. В нем кстати отдельная комната принадлежала Бунину. Известен случай, когда его все не было, и Телешов звонил Бунину и «угрожал», что комнату его замурует, а вино все выпьет сам! Это было в переписке – Бунин долго не приезжал, хотя Телешов его пригласил. Это место оказало влияние на написание некоторых произведений при непосредственном участии Елены Андреевны. Однажды гуляя под вечерним небом, любуясь звездами и ожидая Николая Дмитриевича она рассказывала Леониду Андрееву что-то о созвездиях. Которого в одно мгновение посетила идея пьесы «К звездам», где высоко на горе живет нелюдимый ученый-астроном, а внизу происходит революция. И им нет никакого дела друга до друга. Показательна так же история создания «Изумруда» Куприна. Однажды он заехал к Николаю Дмитриевичу и не застав его разговорился с его супругой. Оказалось, что они оба очень любят животных и особенно лошадей. А в то время в Москве было много разговоров о непобедимом рысаке Рассвете, таинственно погибшем. При встрече он сказал Телешову: «теперь ведь куда не придешь, везде один разговор: Ах, Бунин! Ах, Андреев!..а мы хорошо и с удовольствием поговорили о лошадях». Эта история и ее обсуждение так впечатлила, что вскоре он действительно написал своего «Изумруда», вызвавшего восторженный отзыв Л.Толстого.

Мы все больше окунаемся в мир Малаховки, а это только начало! Но перед нами уже не просто достопримечательности, а истории, книги и судьбы…Строительство красного дома велось с 13-го по 15-ый год. Здесь бывали Шаляпин, Немерович-Данченко, часто актеры МХАТа, Бахрушин. Конечно тому, кто в первый раз идет таким экскурсионным путем, становится не по себе от сияния созвездий, который, впрочем, начинают притягивать все сильней.

Сейчас в этом каменном сохранившемся здании находится одна из кафедр МГАФК. Рядом находилось так же здание, которое горело в свое время, было в плачевном состоянии и которое 6 декабря 2013 г. окончательно снесли, но несколько кирпичей, датированных годами начала 20 века, все же удалось сохранить – они находятся в малаховском музее.

Известны так же несколько зданий ранее в с.Колонец, принадлежавшим Быково, ныне в городе Жуковский, на территории Пантелеимоновского прихода, ценных с исторической точки зрения, которые проектировал архитектор Виктор Гашинский, а основали чета Телешовых. Но это отдельная история.

После революции дома эти в Малаховке у Телешовых были отобраны, они перехали в Москву. В 1928 году их передали под Педагогический техникум, а затем преобразовали в нынешний МГАФК, у которого своя вот уже 90-летняя славная история. Уходим отсюда с двояким чувством, точно покидаем это место вслед за Телешовыми.

Оказываемся на Республиканской улице, да, тот самый Покровский Проспект (до Революции). Вообще проспекты отдельная тема, был ведь еще и Невский – излюбленное место прогулки Малаховчан. Так незаметно постепенно подходим к Гос. Даче Плоховое. Имя данному месту дал одноименный лес. Доподлинно неизвестно почему такое название, но выдвигаются две гипотезы: в плане климата (влажность от речки) и не урожайности от заболоченности мест.

Детская Еврейская Колония (несколько домов) организована на основе еврейской общины еще до революции, которая в 1919 году была реорганизована коммунистом Шварцманом. В 1920 году сюда приезжал Марк Шагал. Он жил на даче Соколовой предположительно на Республиканской14. Воспитанники очень любили своего учителя, и уже будучи сами пожилыми людьми отправили ему открытку с 90-летием! Шагал был тронут. Сейчас от тех домов ничего не осталось в них упала бомба в ВОВ.

Идем дальше проходим потрясающую поросль кленов, которые разрослись между узкой асфальтированной дорогой и забором дома, точно укрывая его. Вообще природа точно оберегает дома, склоняется к ним. Собинов Леонид Витальевич репетировал здесь на даче. Дочь хозяев дачи вышла замуж за Ловачева, краеведа, создателя большого архива и инициатора создания Музея.

Лиля Брик жила здесь недалеко от дома Шагала. Маяковский встречался с ней здесь в 1915 году, хотя он был увлечен в то время ее сестрой.

Выходим на Центральную улицу, здесь находится Интернат для слабовидящих детей.

Выходим на улицу Комсомольская и обнаруживаем с совместным обучением мальчиков и девочек Гимназию, ту самую что Михаил Самойлович Леоненко задумывал в Красково. Его поддерживает Телешов, и они вместе едут в Петербург к министру просвещения за разрешением на постройку. Которое они получили 30 июля 1908г. Школа была общественной – плата плюс пожертвования. Второе крыло к ней уже пристраивали в 1950-х годах. Директором ее был назначен Зенченко, с его приходом привлекаются педагоги высокой квалификации, идет организация летнего времени, ботанические экспедиции по Малаховке (в которых по разработке профессора ботаники Б.В.Игнатьева, участники все отслеживали дотошно и методично). В 13-ом году Зенченко основывает издание «Малаховский Вестник», который широко освещал общественную жизнь, и школьные новости, культурные и прочее. «Дача, - не просто лучшая четверть года, а самая лучшая. Это вторая оседлость»! Известное его высказывание.

Далее проходим Сквер Победы. Здесь наш экскурсовод выделяет два основных момента: бомбежки – это было основное направление эвакуации из Москвы. И потому немцы бомбили прилегающий к ж.д. район, но часто попадали мимо (в дома). Второй, военная медицина – эвакогоспитали до 1946 года.

8 героев Советского Союза - среди них Иван Васильевич Мещеряков известен как прототип Мещерского в повести Козакевича «Звезда». Личность разносторонняя: разведчик, десантник, ученый, разработчик космической связи. Вышла «Книга Памяти» 1 часть.

Северный переход – маршрут малаховской конки. Семья Соколовых.

Алексей Дорофеевич Соколов московский юрист, кандидат права, в конце 1890-х приобретает землю на Северной стороне. В 1899 году с целью благоустройства Малаховки он строит конку.

Переулок. Дом 1900 г. Александра Степановича Есакова. Александр Сергеевич Бойцов, поэт и математик, потомок и железнодорожника Есакова и династии малаховских плотников Бойцовых. Известен сборник его стихов, в котором одно особо выделяется: «Ода Дому». О нем рассказывается в фильме Павла Любимцева. Сейчас в доме живут представители обеих семей, в частности вдова поэта Ирина Эдуардовна Логинова.

Подходим к парку, в котором находился тот самый Летний Театр. Первые любительские спектакли датируются 1896 годом. Первыми артистами были служащие Казанской Железной Дороги. В 1910 г здание сгорело. Но в 1911 усилиями Павла Алексеевича Соколова было отстроено совершенно новое здание за 52 дня. Собственно, оно и стало на долгие годы Летним Театром.

Здесь побывали в то время звезды оперы и театра, Шаляпин оставил первый свой афтограф и положил начало этой традиции. Собинов, Нежданова, Екатерина Гельцер, которая способствовала дебюту никому неизвестной тогда Фаины Раневской. Она тогда выступила с актером Певцовым, по пьесе Андреева «Тот, кто получает пощечины», который дал ей один совет: «просто люби меня». И после в гримерке, расплакалась, сказав, что так любила его весь вечер. Это был ее восхитительный дебют!

Вообще в то время, Малаховский летний театр называли неофициально филиалом Малого.

Сейчас здесь остался лишь фундамент, но все же оно внесено в реестр, как историческое охраняемое место.

Проходим неподалеку малаховский конный двор, сворачиваем на ул. Советская, которая использовалась специально под конку!

Рядом дом 1900-х годов Алексея Михайловича Мыслина. Его сын профессор МАРХИ.

Новые хозяева дома встречают нас радушно. Они рассказывают как бережно относятся к нему, как аккуратно ведут восстановительные работы, которые можно назвать реставрационными. Фундамент меняли, и внутри некоторые стены, а печи с изразцами в прекрасном состоянии, как и стены. Дом создает представление быта тех времен окутан своей тайной. Огромные двери (2.50 высотой) и просторные окна. Новые хозяева рассказывали нам как покупали в Кузьминках бревна, как потом долго подгоняли их под те, что в доме, которые надо было заменить. И действительно они смотрятся аутентично. Так же они показали нам старые газеты, которые были наклеены на стенах, и обещали принести их в музей! Такая удача ожидала нас в этой экскурсии и даже немного обидно было за тех, кто не пришел.

Далее на нашем пути предстал своим прекрасным видом Храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла. Которое планировал построить еще Алексей Дорофеевич Соколов, а завершили в 1901-1902 годах его сыновья Сергей и Павел. Хотя некоторые критики в то время говорили, что далеко от поселений, и нужно подкопить на каменный храм, и начать не осенью, а весной, с чем и обращались к митрополиту Владимиру. Однако ввиду невозможности в короткий срок собрать нужную цену на каменный и учитывая месторасположение Храма не на самой станции (что правильно), а на некотором необходимом отдалении, к которому, впрочем, подведена конка – из духовной консистории пришел утвердительный ответ на строительство. Священник служивший тут первое время, читал Закон Божий в Малаховской Гимназии. Колокольня и купола были снесены в 1939г, и восстановлены лишь в 1990-е годы по фото. Восстанавливал Евгений Юрьевич Константинов, работавший в авиации, и потому все с технической точностью соблюдено. На 110-летие было великое освящением, людей было столько, что стояли во дворе. Церковь чтит память ново мучеников, служивших здесь Сергея Лебедева из Новодевичьего Монастыря и Петра Маркова, служившего до того в Коренево и Красково. В данном Храме два придела: Ольги и Алексея.

Идем дальше - Советская. Братья Соколовы закончили Московский Университет юридический факультет. Павел по нотариальной части работал, а Сергей был присяжный поверенный. Так же Сергей был известен как создатель издательства «Гриф», которое первое опубликовало «Стихи к Прекрасной Даме» Блока.

Мы – на Некрасова. Здесь жил Лев Александрович Михельсон, фабрикант, был доверенным лицом Соколовых (именно на его заводе было покушение эсеров на В.И. Ленина, который впоследствии стал заводом Ильича).

Напротив - жила Нина Петровская переводчик, писатель, выдающаяся личность Серебряного Века. Она была женой Соклова-Кречетова. Валерий Брюсов занимается в то время своим издательством «Скорпион» и между ним и Кречетовым возникает соперничество, которое потом перерастает в личное, когда Брюсов знакомится с Петровской, и она становится его музой. Бурный роман их длится 7 лет после чего Нина уезжает в Италию. Судьба ее складывается трагично. Но в эмиграции она переводит на русский язык (факт мало кому известный) «Золотой Ключик».

Но сюда вклинивается еще одна линия, еще одной талантливой Нины. Эта Нина по фамилии Сомова, приезжает из Сарапула (Удмуртия) в Москву и живет у знакомых. Она готовится поступать в Консерваторию. И когда вечерами она играет, то слышит сверху сложную музыку, и начинает ее повторять. Затем, когда она делает вынужденные паузы, забывая ту или иную сложную музыкальную фразу, так же паузы делают сверху и как бы подсказывают ей. Это оказался никто иной как Александр Скрябин выдающийся композитор, который предложил этой девушке сыграть с ним на экзамене в две руки. Далее после его смерти ее судьба творческая не складывается она выходит замуж за Цветкова и в 20-е годы приезжает в Малаховку и устраивается в малаховский детский городок. Но у них не было жилья, и когда Крупская посетила Малаховку, прониклась к ней симпатией. В результате ее протекции, был построен новый дом на месте, где жила Петровская в 1927г (ее же дом не уцелел и имеется лишь на карте 1906г). Это немыслимое переплетение судеб будто пронизывает всю эту местность некой сакральной географией. Взять хотя бы железную дорогу, которая разделяет не просто на северную и южную сторону Малаховку, но на стили и направления и даже эпохи: реализма и символизма, поэзии и прозы.

Заканчиваем путешествие в Петропавловском Парке

Сюда высаживали деревья в 50-х годах, в том числе уже упомянутый нами Бойцов. И теперь местные жители бережно хранят и трепетно относятся к благоустройству парка. Здесь проводятся концерты, культурные мероприятия. Жители сами сделали детскую площадку и ухаживают за деревьями и кустарниками.

А теперь друзья, несколько слов, о том, замечательном человеке, который несколько часов все это рассказывал нам, открывая нам новую Малаховку. Это Дарья Валерьвена Давыдова.

Детство прошло в Малаховке в одном из исторических домов. Учеба в МГУ на факультете Института стран Африки и Азии (ИСАА) тогда еще не приблизила ее к призванию, которое Дарья интуитивно пыталась найти. Хотя интерес у нее к языкам был с детства и она даже мечтала быть филологом. Она закончила конечно бакалавриат. Но уже к 4-му курсу пришло понимание что это не ее призвание. И она возвращается в родную обитель Малаховку. С 2010 года она приходит в Музей и с 2011 является его постоянным сотрудником. Первое большое дело, которым занялась Дарья было составление Энциклопедического Словаря Малаховки. Второе образование Магистратура в РГГУ по теории и практике перевода. Образование помогло в плане составления и редактирования текстов, а также знание языков, расширило возможности общения с гостями и работу с информационной базой. И все же главное, что повлияло на выбор работы, это детство, бабушка и записки Нины Аркадьевны Сомовой.

Экскурсии – это настолько живое общение, говорит Дарья, которое предполагает быть с людьми на одной волне! Самые приятные моменты – это когда возникает интерес, люди задают вопросы. Еще один важный момент – это знание истории. Хотелось рассказать о той роще (на плане 1906г.) за садом и живую историю дома, хотелось передать знание этого удивительного места. Атмосфера, люди, истории, связанные с этим местом - Это Должно Звучать! юбовь к истории – это прежде всего внимание к семье, дому и предкам, а также любовь к людям, которых обретаешь и узнаешь по- новому. Они будто предстают перед нами, когда о них рассказывают с таким неподдельным интересом и участием, как это делает Дарья Валерьевна Давыдова.


Валерий Ирков