Перевести страницу

МУК "МУЗЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ МАЛАХОВКА" 

Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

Часы посещения: вторник - суббота, 11:00 - 17:00. 

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ ЛЕБЕДЕВ



   В январе 1938 года власти арестовали священников Ухтомского благочиния Московской епархии, и среди них протоирея Сергия   Лебедева.

   Священномученик Сергий родился 16 июля 1875 года в Москве в семье диакона Павла Лебедева, служившего в Екатерининском храме на Большой Ордынке.

   В1896  Сергей Павлович   Лебедев окончил Московскую Духовную семинарию и в том же году  начал,  активную преподавательскую деятельность, которую не оставлял и после рукоположения в священный сан. Будущий батюшка неустанно совершенствовал свой дар учительства….   В марте 1898 г. был  направлен  для  служения в соборном храме Смоленской иконы Божией Матери Московского Новодевичьего Монастыря. Отцу Сергию было поручено обучать молодых священников.

Отец Сергий был счастлив в супружестве; он очень любил свою жену, матушку Софью, был обрадован рождением сына в 1899 г. Душа наполнялась всё возрастающей  любовью и благодарностью к богу, ничто не предвещало тяжких испытаний.  Весной 1902 г. отец Сергий вместе с женой и трёхлетним сыном Борей был в гостях у своих родителей; собирались пить чай. Маленький мальчик нечаянно опрокинул на себя кипящий самовар. Со страшными ожогами  Борю отвезли  в клинику.  Лечение шло тяжело, матушка  Софья неусыпно  находилась  при нём…Горячие молитвы родителей и искусство врачей заставили смерть отступить.  Но отца Сергия ждало ещё более тяжкое испытание - скоропостижно скончалась супруга  отца Сергия София, с которой они прожили около четырёх  лет, и он остался с трёхлетним сыном Борисом. С этого времени в «серенький домик», где жил отец Сергий близ Новодевичьего монастыря, перебрались его сёстры Екатерина и Прасковья и мать Мария, которая взяла на себя воспитание внука – Бориса. Только глубокая вера и верность избранному пути, а также поддержка духовного  отца, старца Алексия Зосимовского, помогли отцу Сергию справиться с постигшем его горем. Он посетил старца  в Зосимовой пустыне, собирался просить его совета о переводе из Новодевичьего монастыря в другое место,   но Старец сказал ему: «Оставайся лучше быть среди голубиц, чем среди волков».

26 сентября 1920 года отец Сергий был возведён в сан протоиерея.  В храме Смоленской иконы Божией Матери Московского Новодевичьего монастыря  он прослужил до 1922 года. Помимо монастырского богослужения  молодому батюшке  пришлось служить  и в расположенной вблизи монастыря клинике медицинского факультета Московского Университета: причащать, напутствовать умирающих,  утешать нуждающихся в духовной поддержке болящих.

Несмотря на молодость отец Сергий приобрёл широкий  круг постоянных духовных чад: персонал клиники , учёные,  преподаватели университета, студенты, артисты.  В число тех,  кто искал  духовных наставлений  отца Сергия  попали режиссёры  и актёры Московского Художественного театра  - К. С. Станиславский,  его супруга М.П.Лилина В.И. Немирович-Данченко,   вахтанговцы: Борис Щукин, Борис Захава и другие.

Проповеди  и внебогослужебные беседы  отца Сергия были доходчивы и назидательны. «Как мало в нашей современной жизни радости, - писал проповедник, - как много уныния не только среди обездоленных, но  и среди взысканных судьбою людей! Как никогда, изощрились и разнообразились теперь житейские удовольствия….  Сколько захватывающих интересов! Сколько выставок промышленности, художественных, исторических, разных отраслей труда; какие громадные горизонты открыты новейшими применениями электричества. Мы слышим за тысячи вёрст говорящих с нами людей, и вскоре у телефонного аппарата будем видеть их образы. Почти уже завоёван воздух… Словом, как интересна и разнообразна теперь жизнь….   А между тем среди этого разнообразия какое-то общее недовольство, тоска, уныние, скука, отчаяние.  Русло жизни всё более  отходит от христианства…. Наш  прежде крепкий  православно-русский быт сошёл со своих вековых  устоев,  осложнился, обогатился  новыми, враждебными христианскому духу обычаями и привычками и получил полуязыческий  характер». 

Весной 1922 года  отец Сергий был арестован по делу о сопротивлении  изъятию  церковных ценностей.  Его обвиняли в том, что он препятствовал проведению в жизнь постановления ВЦИК.  Его также обвиняли в распространении заведомо ложных сведений  в отношении советской власти. После  окончания  следствия дело было передано суду Московского Ревтрибунала.

13 декабря 1922 года Московский революционный трибунал приговорил протоиерея Сергия к полутора годам заключения. В соответствии с проведённой амнистией он был освобождён досрочно 11 июля 1923 года. Новодевичий монастырь был закрыт и протоиерей  Сергей стал служить в московской церкви Живоначальный  Троицы  в Зубове.

В апреле 1931 года священник был вновь  арестован и заключён в Бутырскую тюрьму. Его обвинили  в контрреволюционной  деятельности – в связи с появлением его фотографии  в газете «Нью-Йорк Таймс». На фотографии был запечатлён момент, когда отец Сергий, идя по двору Новодевичьего монастыря, благословлял прихожан. Под ней была подпись: «Знаменитый отец Сергий Лебедев, один из священников, честно выполняющих свой долг». На следствии отец Сергий показал, что он никакой антисоветской деятельностью не занимался и собраний нелегальных не устраивал, а по поводу  снимка в газете заявил следующее: «… мой портрет  появился с какой-то статьёй в иностранной газете. Я совершенно никакого участия в этом не принимал и не знал, когда меня засняли».

Особое Совещание при  Коллегии ОГПУ   приговорило  отца  Сергия  к трём годам ссылки в Северный край. Первое время он находился в Великом Устюге, где условия жизни были тяжки. Затем его перевели  пешим этапом в район Котласа, в село Кичменский городок, а затем в деревню Марково,  где его в 1932 году посетил сын Борис. Сохранился сделанный его  рукой карандашный портрет отца.

В письмах к родным отец Сергий называл свою ссылку «прогулкой при  полном воздержании от пищи и отдыха».  Он, вместе с другим ссыльным священником – отцом Алексием, ежемесячно, в любую погоду: буран, разлив, снежные заносы… проделывал десять вёрст в район, чтобы отметиться в отделении ГПУ.  Несмотря на все тяготы бытия – «по новому распоряжению меня, как безработного, лишили карточки и хлебного пайка», у отца Сергия сохранялась твёрдость духа, «без тени тоски и печали».  Сестра отца Сергия, Екатерина Павловна, приезжавшая в ссылку, писала матери  домой в Москву, «что нам всем надо поучиться у него аккуратности, порядку, чистоте…». Родные и близкие отца Сергия хлопотали о его освобождении. Власти отказывали в прошениях. Но долгожданный день всё же наступил.    В 1934 г. протоиерей Сергий был освобождён и возвратился в Москву.

Некоторое время он был секретарём  Митрополита Сергия. Владыка  «придумал» специально для него эту должность ради материальной поддержки: на руках у отца Сергия были две престарелые сестры и старуха-мать. Позднее –   служил  до самого своего ареста  в храме  святых апостолов Петра и Павла в посёлке Малаховка, Люберецкого  района Московской области.

21 января 1938 года батюшку из «серенького домика» увели, на этот раз  - навсегда. Прощаясь с матерью, он поклонился ей в ноги и сказал: «Матушка, в этой жизни мы  уже не встретимся».

15 марта 1938 г. «тройка» при  УНКВД СССР по Московской  области  осудила группу из одиннадцати священников из подмосковных сёл  (Карачарово, Перово, Косино, Наташино, Зюзино,  Вешняки, Малаховка) по обвинению «в участии в контрреволюционной группировке» .  Им вменялось в вину, что они проводили среди населения Ухтомского района контрреволюционную агитацию, что они ставили своей целью  возродить монархический строй, противодействовать политике партии и советской власти, т.е. преступлении,  предусмотренном ст.58 п. 10 ч. 2 УК…»

Отец Сергий Лебедев на допросах держался мужественно; ни одного из сфабрикованных следствием обвинений он не признал.  « Судебная тройка»  постановила:  «Лебедева Сергея Павловича…служителя культа (поп)… расстрелять». Через неделю , 22 марта 19387 г., отец Сергий Лебедев был расстрелян на  Бутовском  полигоне НКВД.  Родным, как водится, сообщили, что он сослан  «в  дальние лагеря без права переписки».

  В «сереньком домике» на Лужнецком проезде после ареста отца Сергия оставались сестра Екатерина Павловна, которая вела хозяйство, ухаживала за матерью и за второй сестрой Параскевой. Летом 1938 г., так и не узнав о казни сына, умерла 82-летняя мать, Мария Павловна.

  Сын отца Сергия, Борис, работал архитектором. На протяжении нескольких лет посылал на Лубянку запрос о здоровье отца. Сначала приходили стандартные ответы, что отец сослан в дальние лагеря без права переписки, а в 1955 г. ему сообщили: «Больше за справками о С.Лебедеве не обращайтесь». И это значило, что отца нет в живых. Получив такой ответ, Борис  Сергеевич домашним ничего  не сказал, а вечером пожаловался, что в доме душно, а у него побаливает сердце, пошёл спать в беседку в садике. Утром он не вышел к чаю….  Борис Сергеевич  Лебедев  умер от сердечного приступа. «Серенький домик» - «домик  крошечка в три окошечка» отца Сергия  осиротел… 

  Протоирей Сергей Лебедев был реабилитирован посмертно: 22 августа 1958 г. Московский областной суд снял с него обвинение 1938 года, а обвинения 1931г. были сняты 11 октября 1991 г. Прокуратурой г. Москвы.

 Священномученик протоиерей Сергий Лебедев внесён в Собор Новомучеников Русской Православной церкви,  в  августа 2000 года.

Несколько слов следует сказать о сыне отца Сергия, который родился в 1899 г. – Борисе Сергеевиче, человеке исключительных душевных качеств, добром, открытом людям, искусству, творчеству. Природа одарила Бориса щедро. За свою короткую жизнь он успел проявить себя как хирург, архитектор, актёр и композитор, тонкий художник-акварелист. В гимназические годы он увлекался анатомией, литературой,  живописью,  музыкой, особенно – театром. Развитию Бориса способствовала сама атмосфера лебедевского дома. Отец Сергий и его сёстры любили  музыку безмерно, и в одной из комнат маленького домика стоял чудесный  рояль. На нём пытались учить Бориса.  Однажды  в доме появилась совсем юная 18-ти летняя студентка Московской консерватории Наташа, которая познакомилась с Борисом в театральной студии Красковской, где он режиссировал, а также играл в театре Евгения Вахтангова. Молодая актёрско-музыкальная когорта постоянно посещала домик на Лужецком.

 Свадьба 19-летней Натальи и 26-летнего Бориса состоялась в 1925 г. в Новодевичьем монастыре.  Венчал молодых  отец Сергий, который очень любил сноху и в письмах к ней обращался неизменно: «Богом  данная мне Доченька, деловая Наташенька!». Борис Сергеевич, первое из пяти своих образований получает в медицинском институте – приобрёл специальность хирурга. Затем он поступил  на обучение к Евгению Вахтангову  и стал  актёром.  Борис Лебедев  музыкально озвучил  и сделал макеты декораций к ряду  спектаклей  в  театрах  им.Вахтангова и во МХАТе.  Кстати в музее МХАТа хранятся ноты подписанные рукой Бориса.   Параллельно с театральной  деятельностью  Борис Сергеевич  заканчивает  архитектурный  институт и в дальнейшем работает как архитектор на строительстве Центрального телеграфа, Казанского вокзала и  нового здания Московского университета на Воробьёвых горах. Более 20 лет  работал архитектором  Моспроекта.

Дочь Бориса Лебедева – Елена Борисовна Долинская – профессор Московской консерватории.  Отец Сергий  видел внучку  совсем маленькой  и крестил её на седьмой день от роду. Борис Сергеевич не дожил до рождения правнука и праправнучек.

Память о Сергее Павловиче  Лебедеве  дорога его потомкам и  Иконописный  портрет Священномученика  протоирея  Сергия  хранится   у них, как семейная реликвия.


Методист Т. В. Андреева,

в рамках мемориальной встречи «ПАМЯТИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ. ЛЮДИ И СУДЬБЫ. ХХ ВЕК»